Храм святой блаженной Ксении Петербургской

О старчестве

Отрывки из книги прот. Глеба Помелова «Киевские пророчицы», второе издание:

«Для достойного противоборства лукавым духам и их земным клевретам и для пророческого служения в нашем падшем мире, Бог и Господь всяческих возлагает на особых Своих избранников и избранниц поистине ратный духовный подвиг юродства Христа ради. Что именно побуждает Бога остановить Свой высочайший выбор на том или ином человеке остается для нас тайной. Ясно только, что Его Божественный выбор всесовершенен и жизненный крест истинных чад Божьих полностью соответствует силам таких «крестоносцев».

Если задуматься над тем, почему это служение Богу и Его людям определяется не словами «юродство ради Бога» (вообще) или «мнимое юродство», а однозначно рассматривается, как «юродство ради Христа», то станет понятно, что такое вольное мученичество за весь мир: за всех ближних и дальних, знакомых и незнакомых, верных и неверных, благодарных и неблагодарных, спасающихся и гибнущих людей сродни искупительному подвигу

Основоположника нашего спасения — Сына и Слова Божия Иисуса Христа.
Христа ради юродивых Церковь прославляет, как блаженных. Блаженная Ксения Петербургская, великие Дивеевские блаженные Пелагия, Паша и Мария, Московская блаженная Матрона, — благоразумные девы, подвигом добрым подвизавшиеся и спасавшиеся под видом юродивых дев.

В Своей притче о Царствии небесном (Мф. 25, 1, 6-7, 10) Спаситель уподобляет его «девам, яже прияша светильники своя и изыдоша в сретение жениху… Полунощи же вопль бысть: се, жених грядет, исходите в сретение его. Тогда восташа вся девы тыя и украсиша светильники своя. …Прииде жених: и готовыя внидоша с ним на браки, и затворены быша двери»»

Игумен Агапит (Юрков)

«Некоторых верующих, принявших монашеский постриг, благословляют жить в миру. Они помогают пасти Христово словесное стадо, не ограничиваясь рамками прихода. Окормляют множество людей, дают советы о том, как молиться, кому молиться, в какие святые места поехать. У священника распорядок дня бывает довольно сложным, особенно, если он в храме один. На исповеди много говорить не станешь, не положено. Да и времени, подробно выслушать всех, у священника нет. А осознание греха порой не бывает полным, если человек откровенно и подробно не объяснит своего поведения. А старица — она и сестра во Христе, и мать, и бабушка, и просто мудрый человек с большим жизненным опытом. Она выслушает внимательно, не спеша. С ней можно говорить о сокровенном, доверительно, как даже не всегда поговоришь с человеком родным по крови. И она хорошо знает, что кому говорить».

Татьяна Буйневич

(107)

Перейти к верхней панели